17:11 

Ну, не судите строго... Розовые тапки не принимаются.

Tifa Lockheart.
Кошка постарается удержаться на ваших коленях, даже когда вы встаете со стула. До последней минуты она надеется, что у вас проснется совесть и вы сядете обратно. (Пэм Браун)
Ужасный запах. Запах крови в перемешку с гарью и бензином. Она медленно открыла глаза. Смутные тени. Очертания непонятных предметов. Постепенно проявлялось изображение. Смятые сиденья машины. Впереди два тела мужчин. Хотелось повернуть голову, но что-то как-будто зажало её. Она попробовала посмотреть вниз. Ногу зажало в тески деталями автомобиля. Правая рука, чуть ниже плеча, была проткнута железным штыком. Видно было очень плохо. Будто чего-то не хватало. Машина была перевёрнута. Даже в такой ситуации она смогла это понять. И тут, в доли секунды, произошло слишком много для тринадцатилетней девочки. Реальность навалилась на неё всем своим весом. Воспоминания нахлынули как волна, нет, даже целое цунами! Все нервные окончания заработали и проявилась нестерпимая боль. Из глубин её души вырвался крик. Это был не просто крик от боли. Нет. Это был настоящий вой. Как волки воют над телом погибшего вожака.
Снаружи послышался шум. Вдалеке - сирена машины скорой помощи завывала свою грустную песню. И сегодня в газетах и в новостях и даже по радио будут передавать: Сегодня 20 марта в городе Н, по улице Н, в 7 утра, произошла автокатастрофа. В которой погибла семья известного бизнесмена - отец, мать и 5-ти летняя девочка. Выжила только старшая дочь. Девочке 13 лет. Её состояние очень тяжёлое. Правый глаз был просто разорван. Связки правой руки были проткнуты железной деталью машины. Некоторые кости правой ноги были сломаны. Как рассказали очевидцы - в автомобиль на огромной скорости врезался грузовик. Водителя грузовика на месте преступления не оказалось...

* * *

Был солнечный весенний день. Пора цветам распускаться, а юбкам девушек становиться короче. Весенний ветер задорно колыхал ветки деревьев. Проникал во все скрытые уголки мира и радовал всю природу. У всех в доме было хорошее настроение. Ну или все старались поддерживать его. Ведь в доме ещё долго будет нависать аура горя. Но жизнь всё же идёт своим чередом и останавливать нельзя. Иначе она поймёт, что вы отстали и просто избавиться от вас. В красивом саду, у беседки, сидела девушка в инвалидном кресле. Она наслаждалась природой и погрузилась в свои мысли. Ветер нежно гладил её по щекам и теребил чёрные пряди волос. Она еле вздрогнула и осмотрелась. Потом как-то грусто вздохнула и направила кресло к своему большому дому. Правую руку ей теперь заменял металлический протез. С момента аварии прошёл месяц.
Она открыла двери дома и въехала в хол. Не то чтобы она не могла передвигаться без этого кресла, нет. Просто врачи запретили ей пока бросать кресло. И вся прислуга в доме, естественно не спускали с девочки глаз. И что бы она не говорила, наступать на ногу ей было больно. Но любая девочка на её месте должна быть сильной и не проявлять слабости. По крайней мере, именно так она и считала. В доме была какая-то суета. Все носились туда-сюда и заносили какие-то вещи.
- Эй! - обратилась она к одной из служанок, которая тащила тёмно-зелёный чемодан - что здесь происходит? Она вовсе не была высокомерной. Просто, раз она теперь хозяйка в доме, то именно так она и должна была обращаться к ним. Она во всём старалась выглядеть взрослой. Но не успела служанка и рта открыть, как за неё ответил человек, вошедший в хол следом за потоком прислуги с вещами:
- Всего лишь не большие перемены.
- Дядя! Что вы здесь делаете? - она была откровенно удивлена появлением брата своего отца, так как тот 2 месяца назад улетел в Афины на отдых.
Его лицо расползлось в улыбке, которая ей вовсе не понравилась.
- Я был просто ошарашен новостью! Мой любимый брат! Любимец нашего отца! О-о-о! Как велика потеря! Для нас всех. А твоя мать! Прекрасная женщина, красивейшая... - дальше он замолк, достал из кармана платок и, демонстративно, промок глаза.
- Спасибо за сочуствие - холодно бросила девочка. - И всё же, что вы здесь делаете?
- Ц-ц-ц.... Ах, бедняжечка, я подумал, что тебе будет очень сложно одной. Без родных. А как же компании твоего отца? Я не позволю им развалиться в неумелых руках маленькой девочки...
- Всеми делами фирм и компаний будет заниматься первый помошник отца.
- Этому старику уже не долго осталось... сама понимаешь - возра...
- Дорогой мой, любимый, дядя. Если вы ещё не поняли, то вам ничего не достанеться от имущества моего отца. Вы действительно мне сочувствуете? Что-то не очень верится. И ваш отъезд за границу как раз за месяц до убийства тоже весьма подозрителен. Я не нуждаюсь в вашей помощи проживу как-то без вас!
Слащавая улыбка сползла с лица дяди. Лицо преобрело скучающее выражение. Голову он склонил на бок, так что было такое ощущение, будто он смотрел скучную передачу.
Напряжение между этими двумя стало почти ощутимым. И, очевидно, именно оно и мешало преслуге передвигаться и она остановилась, наблюдаяя эту сцену.
Спустя некоторе время дядя начал медленно двигаться по направлению к ней:
- А кто же тебя, девочка, будет спрашивать? Бумаги подписаны. Теперь я здесь хозяин, и ты - он подошёл к девочке вплотную и взял холодными пальцами за подбородок - можешь попробовать заслужить место в этом доме.
- Урод! - медленно, цедя каждую букву произнесла девочка. - Братоубийца!
Эти слова его взбесили. Он с размахом ударил девочку по лицу и толкнул её кресло ногой. Она с глухим стуком упала на пол. От боли в ноге у неё посыпались искры из глаз. Но тем не менее она сделала попытку подняться. Дядя рассмеялся от её беспомощности. Смех был холоден и лишён всяких человеческих ноток:
- Пожалуй я оставлю тебя. Будешь.... шутом! Ну или продам тебя в какой-нибудь цирк уродов. Ты ничего не можешь сделать. Тебе никогда не достичь планки твоего отца, поэтому я избавлю тебя от такой цели. - он снова стал смеяться. В его руке блестнул револьвер. Но он всего лишь бросил его к ногам девочки:
- Я весьма великодушен. Я даю тебе шанс найти в себе силы... хотя, ты слишком маленький человечек для таких действий. Маленький покалченный человечек.
Она смотрела на брошеный револьвер. Моменты из жизни пролетали в её голове. Воспоминания о родителях.. о сестрёнке... а теперь кладбище - тихое и холодное. И три гроба. Нет. Она точно не хотела чтобы к ним присоединился и четвёртый. Поэтому дрожащими руками она взяла оружие. Оно было холодным, не просто холодным, оно было ледяным. Поэтому она переложила его в правую руку. Чтобы не чувствовать этот мёртвый холод. Протез не чувствовал ничего. Он медленно поднялся и револьвер был направлен на дядю.
- И? - дядя всё ещё улыбался, но уже не был таким спокойным, как прежде.
Девочка пустыми глазами уставилась на своего дядю.
- Ты не смо...
Выстрел прозвучал слишком неожиданно, даже как-то неуместно. Тело дяди упало с грохотом на пол. Выстрел пришёлся в грудь. Дядя что-то пытался выхрипеть. Но постепенно хрип затих... Долго ещё всё оставалось безмолвным. Пока из руки девочки не выпал револьвер. С того самого момента на жизнь её упал тяжёлые булыжник. Тяжёлые оковы убийства связали её тело. Никогда больше её жизнь не станет прежней...

@темы: всякая ня, творчество, бля...

URL
   

Where is my mind?

главная